Детки в клетке — Самуил Маршак

 

«ДЕТКИ В КЛЕТКЕ»

Самуил Маршак

СЛОН

Дали туфельки слону.
Взял он туфельку одну
И сказал: — Нужны пошире,
И не две, а все четыре!

ЖИРАФ

Рвать цветы легко и просто
Детям маленького роста,
Но тому, кто так высок,
Нелегко сорвать цветок!

ТИГРЕНОК

Эй, не стойте слишком близко —
Я тигренок, а не киска!

ЗЕБРЫ

Полосатые лошадки,
Африканские лошадки,
Хорошо играть вам в прятки
На лугу среди травы!

Разлинованы лошадки,
Словно школьные тетрадки,
Разрисованы лошадки
От копыт до головы.

БЕЛЫЕ МЕДВЕДИ

У нас просторный водоем.
Мы с братом плаваем вдвоем.

Вода прохладна и свежа.
Ее меняют сторожа.

Мы от стены плывем к стене
То на боку, то на спине.

Держись правее, дорогой,
Не задевай меня ногой!

СОВЯТА

Взгляни на маленьких совят —
Малютки рядышком сидят.
Когда не спят,
Они едят.
Когда едят,
Они не спят.

СТРАУСЁНОК

Я — страусенок молодой,
Заносчивый и гордый.
Когда сержусь, я бью ногой,
Мозолистой и твердой.

Когда пугаюсь, я бегу,
Вытягивая шею.
А вот летать я не могу,
И петь я не умею.

ПИНГВИН

Правда, дети, я хорош?
На большой мешок похож.

На морях в былые годы
Обгонял я пароходы.

А теперь я здесь в саду
Тихо плаваю в пруду.

ЛЕБЕДЁНОК

Отчего течет вода
С этого младенца?
Он недавно из пруда,
Дайте полотенце!

ВЕРБЛЮД

Бедный маленький верблюд:
Есть ребенку не дают.
Он сегодня съел с утра
Только два таких ведра!

ЭСКИМОССКАЯ СОБАКА

На прутике записка:
«Не подходите близко!»

Записке ты не верь —
Я самый добрый зверь.

За что сижу я в клетке,
Я сам не знаю, детки.

ПИНГВИНЯТА

Мы — два брата, два птенца.
Мы недавно из яйца.
Что за птица — наша мать?
Где ее нам отыскать?

Мы ни с кем здесь не знакомы
И не знаем даже, кто мы.
Гуси? Страусы? Павлины?
Догадались! Мы — пингвины.

КЕНГУРУ

Вот полюбуйтесь на игру
Двух австралийских кенгуру.

Они играют в чехарду
В зоологическом саду.

СОБАКА ДИНГО

Нет, я не волк и не лиса.
Вы приезжайте к нам в леса,
И там увидите вы пса —
Воинственного динго.

Пусть вам расскажет кенгуру,
Как в австралийскую жару
Гнал по лесам его сестру
Поджарый, тощий динго.

Она в кусты — и я за ней,
Она в ручей — и я в ручей,
Она быстрей — и я быстрей,
Неутомимый динго.

Она хитра, и я не прост.
С утра бежали мы до звезд,
Но вот поймал ее за хвост
Неумолимый динго.

Теперь у всех я на виду
В зоологическом саду,
Верчусь волчком и мяса жду,
Неугомонный динго.

ЛЬВЯТА

Вы разве не знаете папы —
Большого, рыжего льва?
У него тяжелые лапы
И косматая голова.

Он громко кричит — басом,
И слышно его далеко.
Он ест за обедом мясо,
А мы сосем молоко.

ЛЬВЁНОК

Нет, постой, постой, постой,
Я разделаюсь с тобой!
Мой отец одним прыжком
Расправляется с быком.
Будет стыдно, если я
Не поймаю воробья.
Эй, вернись, покуда цел!
Мама! Мама! Улетел!..

ЛЬВИЦА

Какое туманное лето
В неласковой этой стране!
Я в теплое платье одета,
Но холодно, холодно мне!

Меня называют дикаркой
За то, что сижу я в тоске,
Мечтая об Африке жаркой,
О мягком, горячем песке.

Я встретила здесь крокодила.
Он мне улыбнулся, как друг.
«Ты хочешь, — его я спросила, —
К бананам и пальмам на юг?»

«Дитя, — отвечал он уныло, —
Не видеть родной мне земли!»
И слезы из глаз крокодила
По черным щекам потекли.

ГИЕНА

Захрапели носороги,
Дремлет страус длинноногий.
Толстокожий бегемот
Лег спокойно на живот.
Спит верблюд, согнув колени.
Но не спится мне — гиене!

Настает моя пора:
Буду выть я до утра.
Днем молчала я угрюмо —
Я боюсь дневного шума —
Но зато мой хриплый смех
По ночам пугает всех!
Даже львы меня боятся…
Как над ними не смеяться?

 

МЕДВЕДЬ

Вот медведь, медведь, медведь!
Кто желает посмотреть?

Приходите к Мише в гости,
Сладкий пряник Мише бросьте.

Миша просит, Миша ждет,
Широко разинув рот.

Нет, правее! Нет, левее!
Промахнулись, ротозеи!

Вот теперь попали в рот!
Что за пряник — чистый мед!

За такое угощенье
Мы покажем представленье.

Ну-ка, Миша, поклонись!
Ну-ка, Миша, кувырнись!

ШАКАЛ

Мой отец — степной шакал
Пищу сам себе искал.
Далеко в стране песчаной
Провожал он караваны
И в пустыне при луне
Громко плакал в тишине.
Ел он кости и объедки,
А теперь живет он в клетке.
От дождя он здесь укрыт
И всегда бывает сыт.

АФРИКАНСКИЙ СЛОН

Африканец молодой
Обливается водой.

Вымыл голову и ухо —
И в лоханке стало сухо.

Для хорошего слона
Речка целая нужна.

Уберите-ка
Лоханку,
Принесите-ка
Фонтанку!

ОБЕЗЬЯНА

Приплыл по океану
Из Африки матрос,
Малютку-обезьяну
В подарок нам привез.

Сидит она, тоскуя,
Весь вечер напролет
И песенку такую
По-своему поет:

«На дальнем жарком юге,
На пальмах и кустах,
Визжат мои подруги,
Качаясь на хвостах.

Чудесные бананы
На родине моей.
Живут там обезьяны
И нет совсем людей».

КЕНГУРУ

Длиннохвостый кенгуру
Погулять зовет сестру,
А сестра сидит в мешке
У мамаши на брюшке.

ГДЕ ОБЕДАЛ, ВОРОБЕЙ?

— Где обедал, воробей?
— В зоопарке у зверей.

Пообедал я сперва
За решеткою у льва.

Подкрепился у лисицы.
У моржа попил водицы.

Ел морковку у слона.
С журавлем поел пшена.

Погостил у носорога,
Отрубей поел немного.

Побывал я на пиру
У хвостатых кенгуру.

Был на праздничном обеде
У мохнатого медведя.

А зубастый крокодил
Чуть меня не проглотил.

ФОМКА

Перед бассейном в зоопарке —
Медвежьи мокрые следы. —
С тяжелым плеском в полдень жаркий
Медведь выходит из воды.

Еще в костях он очень тонок,
Еще и ростом невелик.
Он не медведь, а медвежонок,
Но белоснежен, как старик.

Легко узнать по белой шкуре
Бродягу ледяных полей.
Слыхал он посвист зимней бури
На дальней родине своей.

Встречался с вьюгой и поземкой,
Ночуя с матерью на льду.
Теперь его прозвали Фомкой
И жить заставили в саду.

Он здесь ночует не на льдине,
А на асфальтовой горе.
Его тревожит крик павлиний,
Рычанье тигра на заре.

Он ищет днем прохладной тени
И, не найдя ее нигде,
Томясь от скуки и от лени,
Беззвучно шлепает к воде.

Рычит на сторожа негромко…
Но не рычи, — придет зима,
Вернутся вьюга и поземка —
И будешь ты уже не Фомка,
А матерОй медведь Фома!

ПРО ГИППОПОТАМА

Уговорились я и мама
Дождаться выходного дня
И посмотреть ги-ги-топама…
Нет, ги-попо-тото-попама…
Нет, ги-гото-попо-потама…
Пусть мама скажет за меня!

Вошли в открытые ворота
И побежали мы вдвоем
Взглянуть на ги… на бегемота!
Мы чаще так его зовем.

Он сам имен своих не знает:
Как ни зовите, — все равно
Он из воды не вылезает,
Лежит, как мокрое бревно.

Нам не везло сегодня с мамой.
Его мы ждали целый час.
А он со дна глубокой ямы
Не замечал, должно быть, нас.

Лежал он гладкий, толстокожий,
В песок уткнувшись головой,
На кожу ветчины похожий
В огромной миске суповой.

По целым дням из водоема
Он не выходит, — там свежей.
— Есть у него часы приема? —
Спросили мы у сторожей.

— Да, есть часы приема пищи.
Его мы кормим по часам. —
И вдруг, блестя, как голенище,
Поднялся сам
Гиппопотам.

Должно быть, у него промокли
Мозги от постоянных ванн,
Глаза посажены в бинокли,
А рот раскрыт, как чемодан.

Он оглядел стоявших рядом
Гостей непрошеных своих,
К решетке повернулся задом,
Слегка нагнулся — и бултых!

Я думаю, гиппопотама
Зовут так трудно для того,
Чтоб сторож из глубокой ямы
Пореже вызывал его!..