Пипа Суринамская и другие — Борис Заходер

 
 

ПИПА СУРИНАМСКАЯ И
ДРУГИЕ ДИКОВИННЫЕ
ЗВЕРИ

Борис Заходер

Суринамская Пипа

Суринамская Пипа!
Ты знаком, без сомнения, с нею?
Незнаком?
Как же так?
Вот так так!
Ай-ай-ай!
За тебя я краснею!
Можно Панду не знать,
Туатару
Или Белоголового Сипа —
Но нельзя же не знать,
Что за зверь
Суринамская Пипа!

Хоть она обитает
В отдаленной стране — в Суринаме
И поэтому редко, бедняжка,
Встречается с нами;
Хоть она некрасива
(Только скромность ее украшает!),
Хоть она из семейства лягушек —
Познакомиться с нею
Весьма и весьма не мешает!

…Там,
В тени альгарробы, квебрахо
И другой экзотической флоры,
Вечерами лягушки и жабы
Ведут неумолчные хоры.
Среди кваканья,
Уканья,
Писка, урчанья и хрипа
Слышен чистый твой голос,
Суринамская Пипа!
. . . . . . . . . . . . . .

У лягушек
Семейные чувства,
Как правило, слабы.
О потомстве
Обычно
Не слишком печалятся
Жабы.
А она —
Эта скромная дочь Суринама, —
Хоть и жаба,
Зато
Исключительно нежная мама!

Да,
Не мечет она
Как попало
Икринки:
Все икринки
Лежат у нее на спине,
Как на мягкой перинке.
К материнскому телу
(И сердцу!)
Они прирастают;
И,
Не зная забот,
Головастики в них подрастают

Не спеша подрастают…
Пока не исполнятся сроки —
Детки
Тянут, и тянут, и тянут
Из матери соки…
А потом убегают
Вприпрыжку
И совсем забывают о маме.
(Так бывает,
По слухам,
Не только в одном Суринаме… )

Так живет
Суринамская Пипа.
Теперь —
Я надеяться смею —
Ты
Хотя бы отчасти
Познакомился с нею!
Если спросят тебя:
«Что за зверь Суринамская Пипа?» —
Отвечай:
«Это жаба,
Но жаба особого типа!»

Большой бразильский муравьед

Большой бразильский муравьед
Большой шутник-затейник:
Шутя съедает на обед
Солидный муравейник.
Все население подряд
Съедает по порядку:
Рабочих муравьев,
Солдат,
Царицу (то есть матку),
Личинок (попросту — детей,
Беспомощных малюток…).

Я не люблю
Таких затей
И против
Этих шуток!

Коати

Однажды утром,
Встав с кровати,
Я увидал в окно
Коати.
Я закричал:
— Как это кстати!
Как рад я видеть вас,
Коати! —
А он сказал
Довольно сухо:
— Я не коати.
Я — носуха!

Диета Термита

Говорил
Термит
Термиту:
— Ел я все
По алфавиту:
Ел
Амбары и ангары,
Балки,
Бревна,
Будуары,
Вафли,
Вешалки,
Вагоны,
Гаражи и граммофоны,
Древесину
Дуба,
Ели,
Съел
Жестянку (еле-еле),
Ел
И зелень,
И известку,
Ел
Изделия из воску,
Ел
Картины и корзины,
Ленты,
Лодки,
Магазины,
Несессеры,
Окна,
Пенки,
Потолки,
Рояли,
Стенки,
Телевизоры,
Ухваты,
Фильмы,
Фотоаппараты,
Храмы,
Церкви,
Цирки,
Чашки,
Кушал
Шахматы и шашки,
Шпалы пробовал
И штампы,
Щетки
И электролампы,
Даже
Юбками
Питался,
Даже
Якорь
Съесть
Пытался —
И ни разу
Не был сыт!..

— М-да, — сказал другой Термит.
От диеты толку мало.
Лучше лопай что попало!

Окапи

Окапи
Много-много лет
Скрывался от науки.
— Такого зверя в мире нет! —
Так утверждал ученый-дед,
А вслед за ним и внуки…

Когда же заявлял порой
Охотник темнокожий,
Что в джунглях все же есть такой,
Слегка с жирафом схожий,
И даже (добавлял Пигмей
Из племени Ма-Дзапи)
Я лично ел таких зверей…
Мы их зовем окапи.

— Да это просто анекдот! —
Негодовал ученый. —
Как может быть, что зверь живет,
Наукой не учтенный?
Перед наукой ты — пигмей!
И, значит,
Спорить с ней —
Не смей!

Явились правнуки на свет,
И что же?
Дело в шляпе!
Им удалось напасть на след
Таинственных окапи.
…Теперь
В ином зоосаду
Гуляют по вольере
У любопытных на виду
Диковинные звери.
Они красивы и стройны,
На удивление скромны,
У них глубокий, кроткий взгляд,
Глаза их
Словно говорят:
«Науке многое дано.
Да! Но…»