Стихи-Сказки — В.Шебзухов

 

Лисица и лев

Лиса попалась в когти льва.
Плутовка вмиг нашла слова,
Высокомерно заявить,
Что ей в лесу — в почёте быть,
Зверей же в страхе всех держать!
И, как вдруг льву о том не знать?!
Ведь, кто задумает обидеть,
Возмездия не избежать!

Аж волосы на гриве встали —
«Болтушек — не таких видали.
У врушек — плюнь в глаза — роса!
Хитришь всё, старая лиса!»

-«Ну, коль не веришь, убедись.
Со мной ты пО лесу пройдись.
Не нужен даже грозный рык,
Все звери разбегутся вмиг!»

И вот по лесу лев с лисицей
(Такое даже не приснится),
Идут, как близкие друзья.
От страха звери разбегались,
А птицам, в стаи что сбивались —
Лететь уж впору за моря!

Лев призадумался, однако.
«Не врёт лиса. И как тут быть,
Ведь разбежались все — от страха?!
Пожалуй, мне с лисой дружить!»

Но правда в сказке такова —
Боялись не лису, а льва!

Ёж и лиса

Поспорила лиса с ежом.
Пожалуй, спором не назвать
То хвастовство, что лишь с ужом
Сравнить уловки ей под стать!

И, как прилежный ученик,
Раскинув ушки, слушал ёж.
Завидуя, головкой сник…
«Эх, мне бы тоже так!» И что ж?

Хоть удалось лисе суметь
Уловкой миновать капкан,
Охотник, шедший по пятам,
Накинул на плутовку сеть.

Лишь носик углядев зверька,
Предвидя новый свой улов —
«А ну-ка — в сеть!.. А, кто таков —
Уж, разберусь наверняка!»

Свернулся в страхе ёж в клубок,
Что не подвёл «ученика».
Охотник ухватить не смог
И… проклял кактуса-зверька.

Какой морали быть — не знаю…
Одна уловка, но — КАКА-А-АЯ!!!

Ёж и колючка

Что плыло —
сразу не поймёшь;
Плыла колючка,
сверху — ёж…

Что было —
сказка или быль?!
Под стать пловцу
корабль был!

Синий слон

Как синего слона убить?
Ответ предельно прост —
Лишь синее ружьё добыть —
Исчерпан сей вопрос!

Убить как — красного слона?
Немножечко сложней:
Налить ему стакан вина,
Чтоб выпил побыстрей.

А, рот и хобот завязать…
Слон станет вдруг синеть.
Тут синему ружью успеть —
Всё выстрелом сказать!

Зелёного убить слона?
Ну что ж, и тут послушай.
Ты расскажи про ужас сна,
Чтоб слон развесил уши.

Он вдруг от страха покраснеет,
Что делать с красным — знаешь.
И только посинеть успеет…
А дальше… понимаешь!

Убить как — жёлтого слона?
Какого ждёшь ответа?
Чем голова твоя полна,
Уж, коль спросил об этом?

Ведь каждый это знает —

Слонов такого цвета,
На свете НЕ БЫВАЕТ!!!

Ворон и вороненок

Раз воронёнок у навоза,
Телегу взглядом проводив,
Спросил у ворона серьёзно,
(Доселе был он молчалив):

«Чего же не хватает людям?
С утра в трудах, всё для еды.
Навоз клевать они не будут,
А поискать, как я и ты,
Готового, чего такого,
Желания, как видно, нет.
Ведь проще жить на всём готовом.
Так и живём мы триста лет!»

Хоть глуп и мал, сыночек, ростом,
Один ответ был на вопрос —
«Жить по-людски — всегда не просто!…
Молчи, сынок, и… клюй навоз!»

Учёная лягушка

«Кто умеет — тот делает,
кто не умеет — тот учит,
кто не умеет учить —
тот учит, как надо учить»
(Древнегреческая мудрость)

Сказала животным лягушка: «Ква-ква!
Учить, как лечиться, я буду сама!
Нет толка от наших зверей-лекарей!..
От их же леченья помрём мы скорей!»

«Но как ты тому собралась нас учить?
Сначала ведь надо диплом получить!
А знаешь ли ты, что для этого нужно?» —
Спросили лягушку животные дружно.

«Не знаю! Ква-ква! Да и знать не хочу!
Сама не умею — других научу!

Ленивый удав

Купались в солнце мандарины
Предлинный спал удав под ними…
Пора удаву есть начать.
«Лишь — дотянись!» — ему кричат.

Была ж у змея цель одна —
Кроить минуточки для сна.
Лениво проглотил он тлю —
«Пожалуй, я ещё посплю!..»

Так родилась о лени шутка,
(Не связана ль она с тобой?) —
Всегда находится минутка,
Чтобы убить часок, другой!

Волк и мул

Не волк, а — жалкие лишь «мощи»…
Ещё б чуть-чуть и — ветер сдул…
Увидел вдруг, как возле рощи
Пасётся на лужайке мул…

«…К какой относишься породе?
Ты — не корова и — не вол!
Пасёшься, как кобыла вроде,
Но вместе с тем — ты, как осёл!

Ответил мул, вдохнув ноздрями:
«Я сиротина с малых лет…
Кто я по имени — не знаю,
Но имя вовсе не секрет…

Взгляни на задние копыта,
(Тебе, мы с ними, не соврём):
На них, (уже в реке помытых),
Прочтёшь и имя ты моё!»

Так обойдя левее мула,
Голодный волк пошёл читать…(?)
Тут «мощи» — и без ветра «сдуло»…
На километров, эдак, пять…

«Толи — дурак?! Толь — утомлённый?!
Глупец — и только! Чудеса!!!» —
Воскликнула вдруг удивлённо,
Всё наблюдавшая, лиса…

Дано плутовке было знать,
Что этот волк… НЕ МОГ ЧИТАТЬ!

Сова и волк

По лесу рыскал в поисках зверей,
Хоть сытый, но ужасно злой
Волк-одиночка (свет не видел злей),
Не зная, где найдёт покой.

Едва не откусил у зайца лапку,
А белочку чуть было не загрыз…
Весь муравейник лапами в охапку
Без сожаления с обрыва — вниз.

Чего же сытому, казалось,
не хватало?
На сей вопрос волк заявил сове:
«Я злость свою, коли уже достала,
Решил срывать на всём
подряд зверье!»

Сова, зевая
(так как днём лишь дремлет):
«Я слышу где-то справа,
там, в кустах,
Наверняка, живое шевеленье.
Знать кто-то прячет от тебя
свой страх!»

Как бросился в кусты —
не интересно,
Но из кустов — потрёпанный
сам волк…
«Кто поступил со мной так —
не известно,
Но злости той как ни бывало…
Толк!

В чём был секрет, коль указала,
зная?» —
«На слабых зло срывать,
поди, не ах!
Секрета нет, а правда
лишь такая:
С тебя медведь всю злость
сорвал в кустах!»

Мораль не та, где средь овец
Хвост распускает молодец…
В защиту слабых помнить нам,
Что перед кем-то слаб и сам!

Кошка и лев

Чего не встретится в судьбе…
Сама, гуляла, по себе,
Вдруг встретив на лесной дорожке
Котёнка-львёнка, как-то, кошка.

Ещё не научившись злиться,
Поведав, львёнок, что мать-львицу
Охотники убили в драке,
Стал, не по-детски, горько плакать.

Казалось, вот ещё немножко,
Со львёнком зарыдает кошка.
Прослушав, затаив дыханье —
Взяла дитя на воспитанье…

Стать грозным львом пора настала.
Еды такому зверю мало!
Не сыт был от того, что есть…
Решил лев мамку-кошку съесть.

Готов, уж было, и напасть.
На древо кошка забралась.
Лев, как взобраться ни старался,
А злым — под деревом остался!

«Как же такое вдруг случилось?
Меня ты многому учила.
На дерево, не показала льву —
Ему взбираться самому!»

«Ты лев — зверей всех повелитель.
Но, сильный — Ангел мой, Хранитель!
Что может «на груди змея»,
Тому учить не стала я!»

Сова, лиса и ёж

Лиса дала совет ежу:
«Послушай, что тебе скажу,
Колючки уж давно не в моде,
Что шуба в зной — не по погоде!
Ты б к парикмахеру сходил,
И попросил его, чтоб сбрил
Твои немодные иголки,
О коих лишь — дурные толки.
Пусть подстрижёт «под черепаху»…
Увидишь, как вокруг все ахнут!»

Из леса в город ёж помчался,
Стыдясь, что от всего отстал.
Советы слышал он не часто,
Когда ж сову вдруг повстречал,
Спросил её, права ль лиса —
Колючки, мол, его не в моде?
Ответила сова: «Ты сам,
На вид, зверёк не глупый, вроде,
На свете, чай, не мало жил.
Глядишь, и дале поживёшь…
Коль к парикмахеру идёшь,
Уж попроси, чтоб освежил,
Он, после стрижки, всё лосьоном —
Морковным, яблочным, медовым…»

-«За что же мне такая честь?»

-«Чтоб всё вкусней… лисе поесть!»

Волк и лиса

Украла рыжая плутовка
У мужика корзину ловко,
Что рыбкою была полна.
Уж собралась всё съесть одна,
Аж слюнкой истеклась она,
Как вдруг предстал пред нею волк,
(Кой знал не малый в рыбке толк).

На предложенье «поделиться»,
Всю хитрость собрала лисица —
«Я поделюсь с тобой, но кстати,
Знай — каждому на зуб не хватит!
Оставим эту ерунду,
Пойди и налови в пруду!»

«А, как и чем ты наловила?»
«Свой хвост лишь в прорубь
опустила,
Уж полная была корзина!»

«Вот это да! — подумал волк,
Едва совет лисы умолк —
Ей — своего хвоста не жалко!!!»

Так правды, серый, не узнав,
Хвост у плутовки оторвав,
К пруду помчался… на рыбалку…

Кабы плутовка поделилась,
Глядишь, хвоста бы не лишилась!

Змея и верблюд

Завидует змея верблюду,
Что, мол, «корабль пустыни», тут.
Ползучей гадиною, люди,
Её, иначе, не зовут!

Узнав о том, «корабль пустыни»,
Нагнувшись, прошептал едва:
«Завидуешь? Так знай отныне —
Трудись, чтоб было… два горба!»

Лев и шакал

Шакалу быть шакалом — мало!
Ему б, шакалу, быть скромней.
Ан, нет!Нужна шакалу слава
По всей пустыне средь зверей.

Он льву, призвав к себе вниманье,
(Любому зверю — не приснись),
Вдруг заявил, ради тщеславья:
«А ну, со мной ты подерись!»

Лев посмотрел лениво, сонно.
Никак не мог того понять,
Что беспокоят — в его лоно!
Закрыв глаза, собрался спать.

Язык же у шакала длинный.
Вновь льва нарушен был покой:
«Всем зверям расскажу в пустыне,
Что струсил драться лев со мной!»

«Мне спать мешают речи эти!
Несёт пусть по пустыне ветер,
Как лев вдруг трусом оказался,
Чем, царь зверей — с шакалом дрался!»

Две рыбы

Сказала крупная рыбёшка
Вдруг встретив на глубоком дне
Рыбёшку-кроху: «МЫ — рыбёшек
Съесть можем, маленьких, вполне!»

В ответ — ей улыбнулась рыбка:
«Позвольте-ка и мне сказать:
Что — съесть МЫ сможем — не ошибка,
Но где же — маленьких НАМ взять?!»

Котячье счастье

Однажды за своим хвостом
По кругу котик бегал.
Уставший к вечеру, о том
Коту-отцу поведал.

«А, знаешь ли, что говорят
Мне часто в суете —
От жизни уж не жди наград,
Ведь счастье всё — в хвосте!

Так и кружился целый день…
Устал, ни дать, ни взять.
А, ведь всего, казалось, дел —
Себя за хвост поймать!

Тем самым счастье, наконец,
Поймать и удержать.
Быть может, дашь совет, отец,
Чтоб сладко было спать?»

С улыбкою в свои усы,
Ответил старый кот:
«Я был таким, как ты, мой сын.
Ловил свой хвост, так вот,

С годами стал вдруг замечать,
Приходит как покой,
Хвост не поймал, ни дать, ни взять,
Но он — всегда со мной!»

Высокомерный енот

Енот забрался на сосну,
Чтоб почитали его звери,
Но оказался так в плену
У голода через неделю…
Пришлось, конечно же, спускаться.
А так хотелось возвышаться!

Тот в обильи утех ищет в жизни успех,
Этот — высших чинов добивается…
Суть — не плаха для всех:
Всё, что движется вверх,
Неизбежно когда-то спускается!

Две макаки

Едва познав блаженства миг,
Не торопись учить других,
Спеша советы раздавать,
Узнай, нуждаются ли в них?

Стара как мир мораль, однако.
Напомнит нам о ней рассказ
О том, как первый раз макака
Вкусила спелый ананас…

Восторга не было предела!
Казалось, сбылись все мечты!
Тем удивить решила деда:
«Попробуй, дедушка, и ты!»

Но дед, спросонья, рассердился:
«Кто будит старых поутру?!
Я ж с ананасами родился!..
Я ж с ананасами умру!..

Вот если сладостную юность
Ты сможешь деду принести —
И не сочту я то за глупость,
И ты — буди меня… Буди!»

Две снежинки

Снежинки в снежном облаке
Вдвоём кружили в танце.
И были сжаты две руки,
Чтоб вдруг не потеряться.

«Как хорошо вдвоём лететь
Не сказкою-обманом,
Так впору песни петь
В блаженстве том нежданном!»

Услышав речь подруги,
Снежинка говорит:
«Нам, после снежной вьюги,
Разлука предстоит.

Коль суждено судьбою —
Обиды все простим.
Ведь падаем с тобою,
А вовсе не летим!»

Назвать ли это спором,
Как знать, но ей в ответ
Снежинка вдруг с укором —
«Пожалуй, грусти нет!

Мы белым покрывалом
Разляжемся с тобой,
Дружить пора настала
Нам с матушкой-землёй!

Лишь по весне растаем,
Плыть в море нам ручьём.
И всё, о чём мечтаем,
Приобретём вдвоём!»

Но близкая подружка,
Своё, (ни дать, ни взять)
Всё так же, мрачно, грустно —
«Нас будут лишь топтать!»

Закончили подруги
Никчёмный разговор.
Уже разжаты руки…
Уж позабыт и спор…

Ведь каждая летела
Навстречу той судьбе,
Которую хотела
И выбрала себе!

Два барсука

«Если дружба закончилась,
значит её… не было!»
Поговорка

Увидел вдруг с горы барсук —
Из собственной его норы
С поклажей вышел близкий друг
(Считавшийся до сей поры).

И как потом, не чуя ног,
С поклажей быстро побежал.
И углядеть он так же смог,
Как горе-друг в капкан попал…

Воришка громко стал кричать.
Что ж, надо друга выручать!

Простивший друга за подвох,
Тем самым двум друзьям помог!
Коль на друзей таить обиды,
Что мы оставим для врагов?

Две лягушки

В болоте, маленьком и грязном,
Разговорились вдруг лягушки.
Все об одном болтали дружно,
Мол, жить в болоте стало душно,
Ведь что-то им придумать нужно
Иль, кто бы подсказал, несчастным…

Молчала лишь одна лягушка.
Её болтливая подружка,
Тем удивила земноводных:
«В горах есть пруд, там чистый воздух!»

Собрались в путь лягушки разом.
Им, жаба, не моргнувши глазом —
«Затея — чушь и ерунда!
Не доберётесь до пруда!»

Казалось, не было печали,
Но по дороге им кричали —
«На горы эти не взобраться!»
Пришлось так многим возвращаться.

Остались наши две подружки.
«Коль не взобраться, знать, не врут!»
Та, что болтливая лягушка,
Про горы позабыв и пруд,
Вернулась в душное болото…
Конец не за горами, вот он:

Её подружка — в том пруду.
Ест, свежую на вкус, еду,
Где воздух чист на все века…
Над головою облака…

Жаль, что по-прежнему… глуха!

Щедрость и жадность

У Жадности просила Щедрость:
«Отвергнешь просьбу ты любую,
Но дай, не посчитай за дерзость,
Кастрюлю, самую большую!»

«Не дам!» — как отрубила, Жадность.
Тому не привыкать ушам.
Ещё услышим, не однажды,
От Жадности — «Не дам, не дам!»

Не стала спорить и перечить
(Не спорь и ты о том, дружок),
Но Щедрость принесла под вечер
Ей испечённый пирожок.

«А почему один всего лишь,
И мал, не знаешь, как и взять?
Ты — Щедрость, знать, себе позволишь
По боле всем всё отдавать!»

«Везде просить кастрюли стала,
Уж, коль с тобою не срослось.
У всех, кого б ни угощала,
Кастрюль поменьше не нашлось!»

Сказка о драконе и рыцаре

По пустыне шёл рыцарь отважный.
Шёл под солнцем три дня без еды.
Но герой, что измучен был жаждой,
Лишь мечтал о глоточке воды…

Может, путь был к воде боле длинным,
Но, поняв вдруг, что это не сон,
Видит воин такую картину —
Спит у озера, сладко… дракон.

Был дракон не простой, а трёхглавый.
Вынув мигом из ножен свой меч,
Что не раз приносил — только славу,
Уж готов рыцарь головы сечь!

Полетела глава у дракона…
В ярой схватке — ещё голова…
Вдруг от третьей главы,
громким звоном,
Прозвучали такие слова —

«А, чего же хотел ты здесь, рыцарь?»
И дракона, ответ удивил —
«Мне из озера нужно напиться!
Я три дня и три ночи не пил!»

Звонче прежнего голос драконий,
С возмущением и горячо,
Прогремел — «Непутёвый ты воин!
Ну, так пил бы, а я тут причём?»

Храбрый охотник

Жил храбрый охотник —
храбрей его нет!
Задумал охотник искать львиный след.
И лишь осветило лучами росу,
Уж ищет охотник след львиный в лесу.

А где-то под вечер, устало присев,
Увидел, как просекой шёл дровосек.
Окликнул: «Не видел ли ты
львиный след?
На поиск его вышел в лес я чуть свет».

В ответ донеслось: «След не нужен,
поверь.
Тебе я готов указать, где сам зверь!»
Но храбрый охотник, поправив пращу,
Промолвил: «Не льва, а лишь след
я ищу!»

Жил храбрый охотник —
храбрей его нет!
Решил тот охотник найти
львиный след…

Трусливый охотник

Трусливый охотник набрёл на берлогу.
В глазах (непредвиденно), мигом испуг.
Сидел медвежонок один у порога,
Разглядывал всё с интересом вокруг.

Охотник, со страхом, к нему обратился:
«А, дома ли, мама?». Вдруг, робкое –
«Нет!».
Приятно, трусливый, опять удивился,
Услышав, про папу, такой же ответ.

«Ну, что же, зверюга, не жди уж пощады!
Давно на медведя я выйти мечтал!
Любой пожелает такого расклада,
Когда сам медведь пред тобою предстал!»

Заплакал малыш, слов он многих
не понял,
Но, запах опасности – наверняка!
Раздался и крик, по привычке, невольно…
Весь лес задрожал от него –
«Бабушка-а-а-а!!!»

Не всяк «героем» сможет стать,
Способный, слабых обижать!

Отличник

После школы повстречались,
(Встречи были редкими.
Хоть и нечисть, всё ж не знались),
Хвастались оценками.

«Я четвёрку получила –
Прозвучало звонко —
Кабы дома доучила,
То была б пятёрка!»

Хвасталась так Баба-ёшка,
Глядя на Кощея.
Потянув ответ немножко —
«Хвастать стыдно ею —

Отвечает ей бессмертный —
И меня тут не догнать,
Позавидуешь, наверно,
Получил сегодня – пять!»

Подошёл Горыныч грустный,
Лишь, устало смог присесть.
«Хвастовство моё не густо,
Ведь моя оценка — шесть!»

Хвастуны переглянулись.
«Что за бред! А это – как?
Нас ты глупостями грузишь,
Ну, Горыныч, ты – чудак!»

Змея пожалеть случилось,
От его печальных слов.
Ведь по двойке получили —
Каждая из трёх голов!

Единожды солгав

Пастух не раз кричал,
Шутя: «Мне помогите!
На стадо волк напал,
Его вы прогоните!»

Сельчанам надоел
Призыв пастуший ложный,
Что отрывал от дел
И жатвы неотложной.

Вот тут матёрый волк
Набросился на стадо…
И затрубил вдруг рог
(Когда тому и надо).

Сельчане важных дел
Не бросили сердито.
А волк, овцу лишь съел,
Уж в лес умчался сытый…

Так лгун на помощь звал,
Мол, вор стучится в двери…
Кто раз уже солгал,
Тому не станут верить!

Притча о двух волках

Между Правдою и Ложью,
Ведомо лишь — Одному,
Для чего дана возможность
Сделать выбор — самому!

Индеец с внуком поделился
Старинной истиной одной.
К познаниям внучёк стремился
И… к мудрости, как таковой.

Поведал дед, что в человеке —
Борьба матёрых двух волков.
Один — за доброту на свете,
Другой — за царствие грехов!

Едва, на время, разбегутся,
Как вцепятся друг в друга вновь.
Один — чтоб месть подать на блюдце,
Другой — за мир и за любовь!

Внук, слушая заворожённо,
Нащупывал в сказанье толк.
Задал вопрос непринуждённо —
«Какой же побеждает волк?»

Довольствуясь таким вопросом,
И с мудрой хитростью в глазах,
(Поведал дед, видать, не просто
Историю о двух волках) —

«Уж, коль задал вопрос, так слушай:
Тому непобеждённым быть —
Лишь волки пожелают кушать,
Кого ты — выберешь кормить!»